Google+ Followers

пятница, 17 апреля 2015 г.

Непридуманная история одного синего целлофанового пакета.




ПОЛИЭТИЛЕНОВЫЙ ПАКЕТ:

«Я – обычный пакет из целлофана, произведенный вместе с десятками тысяч других таких же пакетов по заказу волонтеров из Соединенных штатов. До определенного момента я считал, что меня ожидает незавидная участь миллионов моих собратьев – после первого же использования отправиться в мусорный бак, чтобы в скором будущем закончить свое существование на городской свалке.

Но судьба распорядилась иначе.
Мне суждено было сыграть очень важную роль в жизни одной луганской семьи.


После изготовления меня с тысячами других таких же пакетов голубого и желтого цветов – в честь цветов украинского флага – привезли в город Смелу Черкасской области, где на волонтерской базе я был под завязку загружен продовольственным набором: гречкой, печеньем, тушенкой, консервами, домашним паштетом из перемолотого со специями сала, подсолнечным маслом, ароматными бубликами, фруктами и другими продуктами подобного рода.

Поначалу мне казалось, что мое предназначение – доставить продукты в ближайший дом. Но меня вместе с еще несколькими сотнями подобным образом загруженных пакетов поместили в волонтерский грузовик, и пасмурным декабрьским вечером мы отправились в неизвестность.

Дорога наша была долгой.
И непривычно опасной! Сначала какие-то вооруженные люди подозрительно осматривали содержимое микроавтобусов, не желая пропускать нас дальше. Потом, после вмешательства каких-то солидных чинов, нас таки пропустили – но дальнейшая дорога сопровождалась новыми проверками, досмотрами, согласованиями. 

Само слово «дорога» весьма условно соответствовало общепринятому пониманию этого термина – на самом деле на транспорт вынужден был лавировать между выбоин и ям, изобилующих практически на протяжении всего нашего маршрута.
Потом начались обстрелы, во время которых волонтеры прятались и в придорожных канавах, и в блиндажах военных, в голос моля Всевышнего о спасении и защите. А мы, пакеты, в эти страшные минуты лишь плотнее прижимались друг к дружке и, молясь своему пакетному богу, надеялись, что все пули, мины и снаряды пролетят мимо.

Когда мы наконец прибыли в пункт назначения с красивым названием Счастье, нашему взору открылась страшная картина луганского апокалипсиса.
Израненная взрывами земля, по зловещее карканье воронья тянущие в молчаливой мольбе ветки-руки к небу покалеченные деревья, разрушенные и сожженные постройки, обесточенные дома, не имеющие ни водоснабжения, ни отопления…

И – люди.
Десятки выживающих при двадцатипятиградусном морозе людей, неделями голодающих, не имеющих элементарных условий для жизни, лишенных медицинского обслуживания, информации, общения с внешним миром , не верящих уже никому и решающими единственную и самую главную задачу своей жизни – остаться в живых в аду зоны АТО.

Не успели наши машины остановится, как мы оказались в плотном окружении толпы из нескольких десятков человек, уже больше недели не имевших никакой еды.
Надо было видеть их глаза в тот момент, когда они получали вожделенную булку хлеба. Это надо ВИДЕТЬ – потому что словами описать выражение этих выплаканных глаз голодающих стариков, вдов и маленьких детей практически невозможно.

Сильная и крепкая рука волонтера бережно передала меня в натруженные мозолистые и давно не знавшие никакого ухода руки местной женщины, и я обрел новую семью.
Меня вместе еще с парой моих собратьев принесли в подвал частного дома, где обосновали свое жилище мои новые хозяева – и у меня началась новая жизнь.

Вернее, я думал, что это будет жизнь – потому что то, что началось буквально через несколько часов после нашего прибытия в подвал, скорее всего можно назвать самым страшным кошмаром, который только можно себе представить!
От взрывов мин и артиллерийских снарядов разных калибров стонала земля, плотно работающие по площадям «грады» заставляли дрожать стены нашего подвала – и казалось, что сама преисподняя восстала против прячущихся в подвале нескольких до смерти напуганных войной человек.

А потом один из крупнокалиберных снарядов угодил прямо в наш дом, и после оглушительного грохота, сопровождавшего обрушение перекрытий подвала, мы вместе со своими новыми хозяевами оказались заблокированными в бетонной ловушке, грозившей стать нам всем братской могилой.

Когда обстрел прекратился, то в слабом мерцании свечи среди медленно опускающейся пыли и гари обнаружилось, что, к счастью, никто из членов семьи не пострадал – перекрытие обрушилось в районе входа в подвал, где в момент обстрела не находился никто.
Но, учитывая отсутствие необходимых инструментов и сильных рук, выбраться из подвала без посторонней помощи не представлялось возможным. Пожилой хозяин дома из теряющего остатки заряда телефона успел отправить СМС о помощи кому-то из знакомых, и семья, оказавшаяся заживо погребенной в подвале-могиле, осталась дожидаться освобождения из бетонной ловушки.»


СВЕТЛАНА ВИЛЬХОВАЯ (https://www.facebook.com/SvetlanaVilkhovoy?fref=ts), волонтер из США:

«Этот день был одним из самых трудных – я уже более 16 часов была на ногах, занимаясь тяжелой и малопривлекательной рутиной нашей волонтерской работы. На ручной мясорубке уже было перемолото несколько десятков килограмм купленного на базаре сала, которое вместе с солью, чесноком, перцем и другими специями превращалось в сытный паштет, который мы после расфасовки в стеклянные баночки отправляли в составе продовольственных пакетов в зону АТО.

От усталости ломило спину, от многочасового стояния на кухне гудели ноги, глаза слезились от паров лука, а руки уже отказывались выполнять команды мозга – это уже было четвертая или пятая неделя нашего нахождения в Украине, каждый день которой был насыщен тяжелой и монотонной работой по формированию тысяч продуктовых пакетов для жителей Донбасса.

Но физическая усталость – это еще не самое страшное.

МЫСЛИ, навязчивые тяжелые мысли, которые, несмотря на все попытки отогнать их из своего сознания, упорно лезли в голову, возбуждая трудные вопросы и всякие сомнения - и именно они были самым трудным испытанием моих убеждений и принципов в те зимние дни.

«Нужно ли то, чем я тут занимаюсь? Правильно ли я поступаю, тратя свою жизнь на столь тяжелую и неблагодарную работу? И насколько обоснованным является смертельный риск, которому подвергаются мой муж и сыновья каждый раз, когда они отправляются туда, куда даже бывалые украинские волонтеры не хотят ехать – в населенные пункты Донбасса, находящиеся в активной зоне АТО, где ведутся постоянные обстрелы с обеих противоборствующих сторон?

Ради чего мы тратим свои личные и с таким трудом заработанные средства, силы, время и чувства? Ведь наш труд остается незамеченным для абсолютного большинства и рядовых украинцев, и властей, и СМИ – а тот факт, что все видит Бог и Он один может правильно и по достоинству оценить наше служение попавшим в беду людям, является довольно слабым утешением на фоне холодной и некомфортной украинской действительности.

Может, все-таки лучше было поехать погреться под теплым мексиканским солнышком на пляжах Канкуна? Ведь мы и так уже довольно много сделали для украинцев – о себе ведь тоже стоит подумать!

Ну кому нужна наша жертвенность?!!»

Я стояла у кухонной плиты, одолеваемая мыслями и сомнениями подобного рода.
За спиной работал телевизор, по которому как раз начался выпуск новостей. 

Услышав упоминание названий населенных пунктов, я повернулась к телевизору и начала внимательно слушать диктора – ведь именно там сейчас находился мой муж и старший сын! А тут – страшные кадры разрушений, пожаров, тяжелая информация о жертвах… Живы ли мои родные?!!

Тем временем корреспондент включил репортаж об одной семье, которая около десяти дней провела под развалинами собственного дома в подвале и которых чудом спасли подоспевшие украинские военные.

- А как вы вчетвером жили все эти дни? – спрашивала корреспондент у спасенной женщины. – Ведь вам нужно было что-то есть, пить…
- Запас воды у нас был достаточный. А продукты нам буквально за пару часов перед обстрелом привезли какие-то добрые люди, верующие из Америки, которые в нашем поселке раздавали гуманитарку. Нам тоже досталось два пакета и три булки хлеба – вот ими мы и питались все это время, надеясь на помощь извне – утомленным голосом рассказывала поседевшая женщина.

В это время камера крупным планом показала подвал, из которого извлекли пострадавших – и я не поверила своим глазам: на стене подвала как флаг над несломленной крепостью висел НАШИ ПАКЕТЫ синего и желтого цветов!

Я в недоумении протерла глаза – возможно ли такое совпадение?!

Но баночка с остатками паштета, закрытая узнаваемой крышкой с надписью «Дядя Ваня» (а моего  мужа зовут Иван, и эти крышки, которыми мы закрываем банки, по случайности оказались соответствующими его имени), не оставили никаких сомнений – это действительно был пакет с нашими продуктами!

Этот короткий телесюжет во мгновение ока развеял все мои сомнения и отогнал все глупые мысли – ведь я своими глазами увидела реальный результат нашего волонтерского служения. И если таким образом четыре человека сохранили свои жизни, то значит, что все тяготы и лишения, все затраты и риски не были напрасны.
Я получила ответ на свои вопросы, и у меня как будто бы открылось второе дыхание! С внезапно выросшими за спиной крыльями я с удвоенной энергией продолжила свою пусть мало кем замеченную, пусть очень трудную и выматывающую, но такую нужную и полезную работу, способную сохранять человеческие жизни…»

ТАТЬЯНА, жительница поселка Счастье:

«Когда внезапно обрушился потолок, засыпавший вход в подвал, мы вместе с мужем, его мамой и нашей пятнадцатилетней дочерью не сразу поняли, в какой западне мы оказались. Было страшно, очень страшно от того, что очередной взрыв может оказаться более точным и нас точно засыплет в нашем же подвале.
Но когда все стихло, мы обследовали подвал и поняли, что без посторонней помощи нам отсюда не выбраться. 
Муж успел отправить СМС кому-то из знакомых, но уверенности в том, что оно дошло по назначению, у нас не было – связь у нас практически не работала и до этого.

А потом телефон сел, и мы вынуждены были просто ждать чуда, питаясь содержимым из полученных от волонтеров пакетов.

Мы использовали продукты очень экономно, дорожа каждой крошкой хлеба и каждым глотком воды – ведь мы не знали, когда придет помощь и сколько дней нам придется просидеть во мраке под завалами.

Но мы верили – и не просто верили, но точно ЗНАЛИ, что помощь придет обязательно! Потому что вместе с продуктами американцы нам подарили маленькую брошюрку, на которой были напечатаны различные цитаты из Библии. И хотя до этого никто из нас не ходил в церковь и вообще не задумывался о Боге, на протяжении всех этих самых страшной в нашей жизни ночи, длившейся почти десять суток, мы читали эти священные слова и, как умели, молились и просили Всевышнего нас спасти.

И все это время у нас была вера в то, что чудо обязательно произойдет – и нас однажды спасут.  Когда мы наконец услышали голоса пришедших к нам на помощь украинских военных, мы просто в очередной раз помолились Богу со словами благодарности за наше спасение.

А пакеты мы на всю оставшуюся жизнь сохраним как талисман, как напоминание о Божьей милости и как память о нашем втором рождении – ведь если бы не они, если бы не эти добрые люди из далекой Америки, ставшие нам самыми близкими и родными, мы бы просто не смогли выжить в том аду, который мы пережили.
Спасибо им и низкий поклон! Мы теперь по гроб жизни благодарны им и в своих молитвах будем просить Господа Бога о том, чтобы Он хранил и помогал этим людям!»


А на стене темного полуразрушенного подвала напоминанием о Божьем милосердии, человеческой доброте, неравнодушии и рождественском чуде вместе со своим собратом желтого цвета висел обычный полиэтиленовый пакет синего цвета – в гамму цветов украинского флага…

P.S.История подслушана и записана автором этого блога Павлом Сирыком.
По этическим соображениям имя пострадавшей от обстрела и некоторые другие несущественные детали изменены - но сути рассказа это не меняет...