Google+ Followers

вторник, 14 октября 2014 г.

День рождения Вовочки.


Вовочка сидел в уютной тишине своего рабочего кабинета, прислушиваясь к размеренному цоканью подаренных кем-то по случаю массивных антикварных часов. Сегодня был самый приятный и любимый им с раннего детства день – 7 октября, день его рождения.

Ровно в полдень раздался робкий стук в дверь, и после разрешения войти в кабинет просочилась худосочная фигура его личного пресс-секретаря Пись-Кина.
- С днем рождения, шеф! – бодро начал он с порога, верноподданически улыбаясь и семеня поближе к восседающему за массивным столом из красного дерева своему могущественному начальнику.
- Как вам спалось, как ваше самочувствие? Я тут с утра оградил вас от назойливых посетителей и телефонных звонков, чтобы вы могли как следует отдохнуть хоть в свой день рождения.
-Спасибо, Дима – ответил Пут-Ин. – А я-то думаю: почему меня никто не поздравляет? Ведь уже полдень! А это, оказывается, ты обо мне заботу проявил! Молодец, ценю.
Писькин зарделся в смущении и довольным голосом доложил:
- Поздравляют, Владимир Владимирович, все поздравляют: и депутаты, и из Совета Федерации, и бизнесмены с олигархами – телефон прям раскалился от их звонков! Если хотите, я могу перевести звонки напрямую в кабинет и…
- Ой, Дима, - перебил Вовочка своего подчиненного - я тебя умоляю: не переводи, а то замучают своим подхалимством. А из мировых лидеров кто-то звонил?
- Нет, Владимир Владимирович, пока не звонили. Спят, наверное, учитывая разницу во времени – или вас не хотят беспокоить с утра…
-Ясно. Теперь если кто будет связываться – соединяй! – приказал он Пись-Кину. – Только с рангом не ниже премьер-министра: не хочу я со всякой шушерой общаться!
- Слушаюсь! – по-военному ответил пресс-секретарь и тихо вышел из кабинета.

Через несколько минут ожил монитор видеосвязи, и на экране появилось улыбающееся лицо президента союзной Беларуси.
- С Днем рождения, Владимир Владимирович! Желаю вам многих лет жизни, семейного благополучия, здоровья, успехов и всего такого! – начал он. – И чтобы вы не забывали о братском белорусском народе. А то вон пошлины на нефть никак не отмените… - лукаво подмигнул Лука-Шенко.
- Ты бы, Григорович, сначала подарок мне вручил, а потом преференции требовал – все-таки праздник у меня сегодня – ответил Вовочка.
- Вот признал бы Абхазию с Южной Осетией да и Новороссию в придачу – тогда и о пошлинах можем поговорить.
- Не, Владимирович, не могу я признавать эти недоразумения – мы же с тобой неоднократно этот вопрос обсуждали. Вы там понаоткрывали этих псевдогосударств, а мне теперь признавай. Но у меня ведь Европа под боком, я не могу! – извиняющимся тоном произнес Лука-Шенко.
- Ну не можешь так не можешь – ответил Пут-Ин. – Спасибо за поздравления!
- Многих вам лет жизни, господин президент, и чтобы никакой оппозиции! А подарочек я вам уже фельдъегерем отправил: грибочки, сам собирал! – сказал собеседник.
- Надеюсь, хоть не в Чернобыльском лесу собирал? – пошутил Вовочка.
- Мне нравится ваше настроение – ответил Григорович. - Не бойтесь, не отравлю. Ладненько, мне тут бежать надо, да и ваше драгоценное время не хочу тратить.
- Ну бывай – сказал Вовочка и отключился.

В эту минуту в кабинет через потайную дверь, ведущую в опочивальню президента, ленивой походкой вошла потягивающаяся после длительного сна Алина – в одном только роскошном пеньюаре, под которым просматривалось местами еще упругое тело стареющей гимнастки.
- Доброе утро, милый! Ты так тихо ушел, что я даже не проснулась. С Днем рождения тебя! – сказала она, усаживаясь на колени к Вовочке и нежно заглядывая ему в глаза.
- Да я это… будить тебя не хотел, а мне что-то не спалось.
- Ну что ты, Володенька, я же всегда рада, когда ты меня будишь – Алина прильнула губами к губам Вовочки, нежно гладя руками накачанное ботоксом лицо и лысеющую голову именинника.

- Мама, дай сиси! – требовательно прозвучало вдруг.
От неожиданности Алина аж подскочила.
- Сколько раз тебе говорить, Димон, что я не твоя мама и сиси ты от меня не получишь! – заорала она на по-тихому подкравшегося великовозрастного ребенка, по совместительству исполнявшего обязанности премьер-министра РФ. – Иди вон в айфон лучше поиграй, не мешай тут нам взрослыми делами заниматься.
- А-а-а-а-а! – басом завопил Димон, размазывая сопли по щекам. – Не хочу в айфон, он у меня ста-а-арый! Сисю хочу!!!
- Дмитрий Анатольевич, как вы себя ведете! – подал голос Вовочка. – Вам не стыдно к Алине Маратовне с такими просьбами обращаться? А ну, марш к своей Светке – у нее сисю просите! А то сейчас как возьму крапиву да как отшлепаю по попе – мигом в чувство придете.
Димон перестал реветь и завистливо произнес:
- Ага, сам молоденькие сиси любит, а Светка тоже уже старая. Все у меня старое – грустно заключил он.
- Да не расстраивайся ты так, Димочка – миролюбиво сказала Алина. – Я тоже уже не первой свежести: вон столько целлюлита на заднице образовалось, несмотря на все фитнесы-шмитнесы. В отношениях главное – любовь! Правда, милый? – повернула она свою изрядно расплывшуюся на государственных харчах фигуру к Вовочке.
- Правда, дорогая – ответил тот. – Ты же видишь, как я тебя люблю: вон на 8 Марта тебе Крым подарил!
- Вообще-то я омолаживающий крем у тебя просила – недовольно буркнула Каба-Ева. – Нафига мне этот Крым сдался? Из-за него я теперь вообще никуда поехать не могу!

Начинающийся семейный конфликт прервал звонок видеосвязи.
- А ну, тихо все! – рявкнул Пут-Ин и включил связь.
- Хелло, мистер Каба-Ев! – на экране во всю голливудскую улыбку светился Барак Об-Ама. – Как твое хав ар ю, дружище? Как перегрузка – выдерживаешь?
- Сколько раз я тебя просил, Барак, не называть меня мистер Каба-Ев! – недовольно произнес Вовочка. – Я – Пут-Ин, президент великой страны, собиратель земель русских и в будущем великий император Всея Руси! Как ты со мной разговариваешь, пиндос?! – начал он наезжать на американского лидера.
- А как с тобой еще разговаривать, директор бензоколонки? – искренне удивился тот. – Мы вот с коллегами по Западному миру пришли к выводу, что раз ты так упорно хочешь называть себя Put in, то мы приняли коллективное решение вставить тебе санкции в … ну ты понял – и по самое небалуй! Ты же даже своей фамилией просил об этом, не говоря о прочих твоих деяниях – так что без обид теперь. Окей?
- Окей, окей – смущенно закивал головой Вовочка. – А я было подумал, что ты меня с днем рождения поздравит позвонил…
- Тебя? Поздравить?! – продолжал недоумевать Об-Ама. – Я диктаторов не поздравляю и с лидерами террористов дружбу не вожу. Насчет моего подарка – посмотри на цены на нефть: это я с арабами договорился. Хотели, чтобы на твои 62 и нефть столько же стоила, да чуток не успели. Но ничего, к твоим 63-м и нефть будет по такой же цене – довольно засмеялся Барак. – Но я бы хотел присоединиться к гуляющим по всему интернету пожеланиям украинцев к твоему дню рождения и хочу, чтобы он был у тебя последним!
- Дядя Барак, дядя Барак! – вмешался в разговор возникший из-за плеча Пут-Ина Димон. – А вы помните, как меня в Макдональдсе угощали, как мне айфон подарили? Он у меня до сих пор работает – надежная, скажу вам, вещь, этот ваш айфон. Может, вы мне и новую модель подарите?
- Подарю, Димчик, обязательно подарю – Об-Ама загадочно улыбнулся. – Но только после того, как твой папик вернет на место украденный Крым и вообще перестанет безобразничать.

Экран, мигнув, погас, а Вовочка продолжал невидящим взглядом смотреть в пустоту.
«Как же это так? – думал он. – Я же только русские земли собрать хотел, империю восстановить – а они вон как со мной жестоко обходятся».
Алина увидела катящуюся по нервно содрогающейся щеке слезу и, вытерев ее, нежно прошептала Вовочке на ухо:
- Не расстраивайся, дорогой. Ведь у тебя еще газ есть. И Китай!
- Спасибо, Алиночка – с чувством произнес Вовочка. – Я тебе за это Аляску подарю! А пока иди, оденься, а то вдруг кто зайдет. И займи чем-нибудь этого недоразвитого, а то достал уже своими нюнями – показал он рукой на Мед-Ведева.
- Хорошо, я скажу Светке, чтоб прибрала ему слюни. А Аляски мне не надо – ты лучше санкции сними, неудобно же!
Алина схватила за ухо орущего Димона и удалилась вместе с ним в опочивальню, из которой был другой выход в дом.
Пут-Ин остался один, продолжая грустно смотреть в одну точку.

Его раздумья прервал робкий стук в дверь.
- Войдите – сказал Вовочка, вздрогнув от неожиданности.
В щель от приоткрывшейся двери просунулись сначала усы, а потом и вся голова Пись-Кина.
- Шеф, тут к вам депутат Елена Миз-Улина от имени всех депутатов нашей Гос-Дуры – поздравить хочет.
- Ну запускай – сказал Вовочка, поудобнее усаживаясь в кресле.
Она вошла, правой рукой прижимая к груди необъятных размеров букет из живых цветов, а в левой держа перевязанный розовым бантиком какой-то огромный сосуд, внешне напоминающий амфору.
Положив цветы на стоящий в углу журнальный столик, Миз-Улина взяла амфору двумя руками и, вытянув их прямо перед собой, торжественным шагом направилась к Пут-Ину.
- Дорогой Владимир Владимирович, собиратель земель русских! – начала она торжественную речь. – От лица всех депутатов парламента, а также в их лице от имени всех российских патриотов разрешите поздравить вас с этим замечательным праздником – Днем Вашего рождения! Позвольте пожелать вам долголетия, крепкого здоровья, успехов во всех ваших делах и побед над вашими врагами!
Хочу вручить вам наш скромный подарочек – она поставила с трудом удерживаемую амфору на стол перед Вовочкой. – Как вы знаете, я недавно внесла законодательную инициативу о том, чтобы побудить женщин-патриоток рожать детей именно от вас, Владимир Владимирович – я считаю, что ваше потомство должно многократно увеличиться и заполнить необъятные просторы нашей Родины.
Миз-Улина предельно близко наклонилась к Вовочке. Глаза ее восторженно заблестели, дыхание участилось, и она внезапно ставшим томным голосом добавила:
- А для достижения этой, безусловно, святой и благородной цели мы решили подарить вам этот древний сосуд – пусть он послужит вам банком спермы.
Пути-Ин опешил. Пока он подбирал слова, в кабинет внезапно влетела уже успевшая переодеться в деловой костюм Алина.
- Ах ты сучка ты крашенная! – завопила она на Миз-Улину. – Банк спермы пришла собирать, говоришь? Потомством от Пут-Ина просторы Сибири заполнить хочешь?! Да я тебя…! Да чтоб тебе!
С этими словами Каба-Ева вцепилась в волосы Елены Борисовны и, во мгновение ока повалив ее на лежащий на полу персидский ковер, начала пинать ногами.
- Вот тебе банк спермы, кобыла костромская! Вот тебе осеменение! Вот тебе оплодотворение! Да знаешь ли ты, овца паршивая, что Владимир Владимирович уже давно в том возрасте, что и меня одну удовлетворить как следует не может! Я уже и так затрахалась трахаться с вибратором – а тут ты последнюю радость отнять у меня хочешь?!!

- Девочки, девочки, прекратите ссориться – наконец-то пришел в себя Вовочка. – Елена Борисовна, вы со своими инициативами, мягко говоря, несколько перебарщиваете – из-за вас над Россией уже весь мир смеется. Вы бы сначала немного думали, прежде чем вносить законопроекты…
Миз-Улина поднялась с пола и, утирая слезы вперемешку с кровавыми соплями, торопливо удалилась из кабинета.
- Ты что, Вовик, шашни решил закрутить с этой старой грымзой? – Алина грозно развернулась к столу. – Тебе меня мало?!!
- Помилуй, Алиночка, что ты! Как ты могла такое подумать? – начал оправдываться президент. – Это для меня самого было полной неожиданностью! Ну ты же знаешь – по Миз-Улиной давно дурдом плачет… Сама видишь, с кем приходится работать. Но зато она - преданный и верный соратник!
Забей на нее, лучше иди ко мне – Вовочка вышел из-за стола и обнял Алину. - Ты же знаешь, что я люблю только тебя!
Каба-Ева внимательно посмотрела ему в глаза и впилась в его губы страстным поцелуем.
Вовочка поднял ее на руки - и, не переставая целоваться, пара скрылась в спальне.

Через некоторое время улыбающийся Пут-Ин снова сидел в своем руководящем кресле. На этот раз его собеседником по видеосвязи был президент Казахстана Назар-Баев.
После всех причитающихся случаю дежурных поздравлений Нур-Султан с некоторой обидой в голосе произнес:
- Вот видите, Владимир Владимирович, зря вы меня давеча так оскорбили, назвав президентом несуществующего государства. Мы тут с Батькой покумекали и пришли к выводу, что на самом деле это Россия должна вернуть Казахстану те земли, которыми мы владели во времена Великого хана Батыя. Как вам такая идея?
- Да вы что – с ума все посходили, что ли?! – в сердцах заорал Вовочка. – Я тут бьюсь как рыба об лед, чтобы Россия прирастала новыми территориями – а им вернуть! Ишь, чего захотели! Вам напомнить, что Россия – это великая страна, способная кого угодно превратить в ядерную пыль?!!
Даже думать не смейте ни о каких территориальных претензиях к нам! Распустил я вас тут, партнеры, сильно распустил.
Назар-Баев с восточным хладнокровием выслушал гневные тирады Вовочки и, прощаясь, задумчиво произнес:
- Интересно: почему вы, полунищее государство лжецов, коррупционеров и воров, считаете себя великими? В чем это ваше величие заключается?!
Ну да ладно…
А с созданием Таможенного Союза мы, видать, все-таки поторопились… Но ничего, это поправимо.
Желаю вам, Владимир Владимирович, приятного праздника.


Экран погас. Вовочка, весь красный от гнева, нажал кнопку вызова Пись-Кина.
- Дима – обратился он к незамедлительно появившемуся пресс-секретарю – почему мне звонят одни идиоты? Где поздравления от Меркель, от Олланда, от других мировых лидеров? Я вроде не назначал свой день рождения приемным днем для всяких придурков!.
- Владимир Владимирович, помилуйте, но я же не могу их заставить вас поздравлять! Видимо, из-за санкций…
- Санкции-сранкции – перебил Пут-Ин Пись-Кина. – В гробу я их видал!
Но стыд-то какой, стыд-то какой – меня, вождя великой России, не поздравил ни один мировой лидер! И что я теперь своим гражданам скажу? Ведь мы же так напрягались, вставая с колен!
- У меня появилась замечательная идея – пришел на выручку своему чуть не плачущему шефу Пись-Кин. – Давайте отправимся праздновать ваш День рождения в Сибирь, в тайгу, подальше от цивилизации. А населению скажем, что до вас просто не смогли дозвониться.
- Ах ты сукин сын – в Сибирь меня сослать хочешь?! – насупив брови, грозно спросил Вовочка начавшего бледнеть Пись-Кина. – Да не бойся ты – шучу я – засмеялся президент, видя полуобморочное состояние пресс-секретаря. – А идея и вправду неплохая – там и Китай недалеко…

- Кстати, насчет Китая – произнес Пись-Кин. – Не хотел вас расстраивать, Владимир Владимирович, в этот знаменательный день, но китайцы вместо поздравлений прислали вам факс, в котором отказываются оплачивать строительство «Силы Сибири» - мол, мы свои проекты должны осуществлять за свой счет.
- Вот ведь сволочи – выругался президент. – А ведь как обещали, как заверяли в своей поддержке… Ну ничего, и с ними разберемся.
Иди, готовь самолет и свиту, а я пока Алину предупрежу.
Писькин хотел было козырнуть, но вовремя вспомнил, что к пустой голове руку не прикладывают и, наматывая ус на палец, торопливо умчался выполнять приказание президента.

- Алиночка! – ласково позвал Вовочка.
- Чего тебе, милый? – в кабинет вошла взлохмаченная Каба-Ева.
- Тут поступило предложения отпраздновать мой День рождения в сибирской тайге, на лоне природы. Так что иди собирайся – самолет уже готовят.
- Ура!!! – завопил прятавшийся за шторой Димон. - Мы летим на пикник в Сибирь!!! Это ведь покруче нового айфона!!!
Не зря я часовые пояса поотменял – теперь легче адаптироваться к местным реалиям будет.
- А ну, брысь отсюдова, шантрапа – улыбнулся Вовочка, глядя вслед изображающему самолет Мед-Ведеву. – Наш пострел везде успел – довольным тоном заключил он и пошел доставать из сейфа ядерный чемоданчик, с которым не расставался даже при поездках на пикник.

Часы показывали начало пятого пополудни.


Послесловие.
По официальной информации пресс-службы Кремля, в 2014 году президента РФ В.В.Путина поздравили только руководители Армении, Азербайджана, Белоруссии, Казахстана, премьер-министр Японии и бывший премьер Италии Сильвио Берлускони...